Я медленно шагал по огромному мрачному залу, потолок и стены которого тонули во тьме. Слабый белый огонек в моей ладони рассеивал мрак лишь на пару шагов вокруг, выхватывая черные и малахитово-зеленые каменные плиты пола и изредка циклопические колонны такого же черного мрамора. Зал был огромен, но звук шагов умирал едва успев родится, а эхо казалось не существовало в этом мире. Затхлый холодный воздух, с едва различимыми запахами, оставался неподвижен. Так продолжалось уже больше часа.
Неожиданно, яркий “светлячок” возник в десяти шагах впереди от меня. Это был шарик зеленого света появившийся из ниоткуда и зависший у самого пола. От неожиданности я поменял направление и пятно света очень медленно заскользило мне наперерез, отражаясь по очереди в зеленых и черных плитах. Внезапно я осознал, что этот чужеродный свет смертельно опасен для таких как мы, при этом не имея представления, кто такие “мы” и почему он опасен. Я сделал несколько быстрых шагов в сторону и чуть не наткнулся на новый “светляк”. Извернувшись, я перешел на осторожный бег и буквально сразу же “светляки” стали возникать один за другим.
Шла шестая минута этой бешеной пляски с огнями, и я метался по залу, стараясь вырваться из колдовского хоровода. Ноги сводило от напряжения, а легкие не успевали втягивать затхлый воздух. В один момент я увернулся от “светляка” и разминувшись с колонной вбежал в абсолютно темную часть зала, вокруг которой тучей вились огни, не решаясь миновать условную черту. Не снижая темпа я с размаху налетел всем телом на что-то большое и каменное, стоящее на полу.
Я разжал кулак, и мой белый огонек вспыхнул чуть сильнее, выхватывая из мрака сооружение из бурого камня, сильно смахивающее на саркофаг. На секунду мой взгляд прикипел к замысловатой резьбе на поверхности того, что можно было счесть крышкой саркофага, и в тот же момент мир вокруг меня поплыл под колокольный звон, теряя остатки реалистичности и превращаясь в предутренний сумрак спальни.
Я выбрался из скомканных простыней и прошлепал по паркету в ванну, чувствуя как расслабляются икры и предплечья. Странный, психоделический, чересчур реалистичный сон, больше похожий на тяжелые галлюцинации, возвращался время от времени вот уже три недели. Я проваливался в зал Слепых Стражей Кайю из давно прочитанной книги и на короткое время становился ее персонажем, переживая все от первого лица.
Сон отпустил окончательно, и из душа я выбрался достаточно бодрым для пяти утра. Благодаря своей истинной сущности, я имею право Брать то, что мне не принадлежит и обязанность Взять, как только Контракт вступит в силу. Но возможности извлечь из этого материальную выгоду у меня нет. Это не профессия и не бизнес, так что мне по-прежнему нужно зарабатывать на жизнь. Поэтому в гостиной моей квартиры, которая нескромно именовалась “кабинетом”, я развалился в новом кресле, еще пахнущем дорогой кожей и стал вдумчиво просматривать почту за последние несколько часов. Рутина с парой конференций с австралийскими заказчиками прервалась ближе к восьми, когда в дверь позвонили.
На пороге стоял сосед. К сожалению покупая квартиру, нельзя выбрать соседей, иначе я бы ни за что не выбрал бы эту мразь. Случайно сталкиваясь с ним возле лифта или на лестничной площадке, я невольно вспоминал цитату из фильма: “Не брат я тебе, гнида черножопая”. Я видел его насквозь: наверняка у него есть пара легальных тошниловок с кебабами и лахмаджунами – для отвода глаз, и несколько “героиновых хат” – для заработка; возможно приторговывает малолетними девочками, привезенными силком из своего Затраханда для того, чтобы задницей ублажать столичных любителей “свежака”; изо всех сил пыжится выглядеть баем, но опытный глаз прекрасно различает, что он всего лишь вонючая отрыжка своего убогого аула. Я был ему рад не больше чем внезапному трипперу. “Что?” – спросил я жестко, вместо приветствия и в тот же момент осознал всю глупость своего вопроса. У него был Контракт. Карма или Вселенская Механика или что там еще, в очередной раз ссучилась и раздала козырного туза на руки этому ослиному глисту в человеческом обличье. Уж лучше бы ему выпало стать объектом и я с удовольствием бы Взял, например, обе его почки.
Следующие 4 минуты, стиснув зубы и стоя прямо на пороге, я задавал Просящему вопросы, а он отвечал с видом мафиози, который из вежливости терпит распросы своего парикмахера. Не дослушав тупые росказни я процедил фразу-ключ: “Ты даешь мне право взять то, что мне не принадлежит” и моментально захлопнул дверь, стряхивая остатки отвращения, как кот трясущий лапами на другой стороне лужи.
На кухне я налил себе перестоявшего зеленого чаю, но тут же выплеснул его и запустил готовиться “эспрессо” – второй за это мерзкое утро. Отхлебывая горячий кофе, я размышлял о том, что Высший Закон практически никогда не выбирает Просящим того, кто это действительно заслуживает. Может я всего лишь классический инфернальный агент слегка нестандартной конфигурации, без копыт и хвоста-плетки? Или просто чем ниже у человека градус его самодостаточности, тем сильнее ему нужен Контракт? Ерунда. Ересь в чистом виде. Если бы я действительно верил в Высшую Справедливость, то просто захлопнул бы самого себя в одном загородном бункере безо всякой связи с внешним миром, и дал бы Контракту возможность меня убить. Скорее всего, для начала он загнал бы меня в кому постоянными приступами, а потом банальная смерть от обезвоживания в лужах собственных фекалий. Страшно, но не страшнее чем у капитана Колесникова. Я запихнул чашки в посудомойку и вышел.
Спустя два часа я запарковался на площадке перед зданием бывшего режимного НИИ, ныне раздербаненого комерсантами разных мастей под “офисы” и конторки, а так же мелкие склады и еще черт знает что. По пути я прикинул план действий. Все выходило просто как макароны по-флотски: зашел, встретился, выполнил Контракт. Память Берущего прокручивала детали: объект – Игорь, 46 лет, инженер по технике безопасности, а заодно и сторож этого здания, ранее работал ГОшником в этом самом НИИ, уволившись из армии, разведен, живет вдвоем с матерью-инвалидом, стеснен в средствах (проще говоря нищий), должен алименты, возможно член какой-то псевдохристианской секты навроде “Нонконформистов 8 Дня” или “Подсудимых Йеремии” (тут мизерный мозг нехристя-Просящего давал сбой).
Карма гарантирует мне незнание предмета контракта до момента его окончательного выполнения. У меня есть право Брать и обязаность Взять, а только потом следует наказание Знать. Однако в этом случае все было предельно ясно безо всякой магии: инженер с матерью занимали просторную угловую “сталинку” о трех комнатах, а упырь с Контрактом видимо разинул свой вонючий золоченый рот на эту жилплощадь. Я прекрасно понимал, что это означает для объекта и его старушки и от этого послевкусие кофе во рту превращалось в привкус говна. Больше всего мне хотелось вернуться в машину и, банально, поехать и пристрелить Просящего из нигде незарегистрированного Глока 18, который хранился в том же загородном бункере прозапас. Но Контракт есть Контракт. Я бы просто не доехал, не смог найти пистолет, забыл как нажимать на курок или еще Карма знает что бы случилось. Берущий не в силах повлиять на Просящего потому, что это часть Контракта, а я его марионетка.
Не желая больше оттягивать неизбежное, я пошел через проходную. “В тире?” – тупо переспросил я у вахтера, в ответ на его версию где искать Игоря Бессонова, но понял что не ослышался. Спустившись с нулевого этажа в подвал и попетляв по темному коридору, я попал в самый обычный тир, который полагался почти каждому режимному объекту прошлого. Здесь мой объект-ГОшник отрабатывал стрельбу по поясной мишени на 15 метрах из обыкновенного пневматического пистоля. Объект выглядел худым и долговязым, всего чуть-чуть не дотягивая до моих 196 сантиметров. Сальные, давно не стриженные волосы, россыпь перхоти на сутулых плечах, затертые локти какой-то бурой рубахи, грязные дермантиновые задники китайской обуви и мешковатые штаны – вот весь образ раздавленного жизнью человека, которому я собирался вогнать последний кол. “Здравствуйте, Игорь”- произнес я громко и внятно, прерывая очередную перезарядку. Он обернулся, резко но без испуга и положил оружие (если его стоит так называть) на стойку. Классически пример человека попавшего на обочину этой сраной жизни. Не неудачник, а скорее побочный продукт нашего общества, которое все больше требует от Homo качеств свойственных Lupus. Игорь явно занимал нишу травоядных в пищевой цепочке Столицы, где хищники, а еще больше падальщики, неумолимо брали все самое лучшее. Невыразительное лицо с потухшими навсегда глазами и без следов эмоций. Слишком мало в нем было жизни, и я еще больше стиснул зубы от осознания того, что готовлюсь сделать. В ответ на мой баритон он пробасил свое “Добрый день” и слегка расслабился увидев во мне обычного посетителя.
В следующую секунду я шагнул в его сторону, сокращая дистанцию до вытянутой руки, и потянулся ладонью к его лбу, одновременно произнося ключ: “У меня есть право Брать то, что мне не принадлежит” и….. провалился в зал Тысячи Каналов!
Не было никакого перехода между реальностью той и нереальностью этой. Новый мир всосал меня как образ с жесткого диска и передал моему сознанию контроль над телом. Пыльный дух подземного тира сменился трупным смрадом этого мерзкого места, где, по книге, Гаррет должен убегать от сотен зомби, прыгая через каналы и канавки, наполненные черной, маслянистой на вид водой, почти в полной темноте. Мое тело зафиксировало себя в положении бегуна готовящегося занять низкий старт, совладав с движением, начатым еще в той реальности. Как удачно! Ходячий труп, как и положено сюжетом, нарисовался сразу же: смердящий, страшный, слизкий от сырости и медленного разложения и не вполне человеческий, если судить по клыкастой нижней челюсти.
Я рванул вперед, пытаясь вспомнить откуда во снах возникал в моей ладони шарик света. Огонек вспыхнул мгновенно и осветил то, чего я не хотел видеть: со всех сторон брели, бежали и даже ползли эти твари. Выбирая направления, я как газель запрыгал через каналы, стараясь приземляться в расчете на следующий прыжок. Ум лихорадочно пытался проанализировать этот переход, пока тело металось по залу. Как мои сны связаны с объектом? Почему я опять возвращаюсь в пеховский мир из одной единственной книги? Я что, уснул в реальном мире в момент когда собирался Брать? Или может он меня вырубил физически? Да бред это! Не мог инженер меня вырубить просто потому, что я тяжелее, мощнее и резче, а он не Стивен Сигал.
Бег продолжается уже наверное минут десять, когда я натыкаюсь на очередного охотника до человечины и кубарем лечу с ним по полу. Резко вырываюсь и с перекатом вскакиваю на ноги, чтобы бежать дальше. Не время задумываться о том мире, пока здесь надо бежать. Я был уверен что надо. С разбега я ввинтился в боковой коридор, наплевав на книжный сюжет и нарушая детерминизм событий, и тут же ухнул в какую-то дыру в полу, пробкой вылетев в свой родной мир. Почему-то я не удивился обнаружив, что еду за рулем своей машины во второму ряду следом за желто-веселеньким недомерком-Матисом.

Весь остаток этого дня я старался не думать о Контракте и странностях моих путешествий между реальностью и потусторонним. Роль Алисы шныряющей по зазеркальям мне явно не подходила ввиду особенностей образа жизни. Так же я не хотел признать себя Форестом Гампом, перечитавшим фентези и сдаваться на руки мозгоправам. Когда ты сам не вполне человек а Берущий, когда ты лишен возможности радоваться, но получил взамен некоторые другие способности, когда постоянно имеешь дело с мистическим Контрактом, очень сложно поверить в то, о чем пишут фантасты. Ночь прошла без снов.
На следующий день я занимался обыденными человеческими делами, а Контракт лишь изредка напоминал о себе легкими уколами. На завтра я планировал повторить попытку. Сегодня работы накопилось много и рутинные беседы и встречи с руководителями проектов и заказчиками немного примирили меня с действительностью. Конец года как всегда был напряженным для IT-конторы, но в этот раз радовал финансовыми результатами вообще и притоком живых денег в частности. Я позволил себе немного помечтать о том, что еще год и можно будет позволить себе дом с лужайками, а может и бассейном, и где рядом не будет соседа-упыря и ему подобных. Я истово следовал чисто мужскому принципу “Ни доллара в долг, ни сантиметра в жопу” и не общался с банками, хотя мизантропическая натура требовала уединения в собственном доме. Приятные размышления прервал дверной звонок, и я невольно подумал, что посетители как-то зачастили.
Я расслаблено открыл дверь ожидая увидеть одну из своих бывших, но на пороге стоял объект. Одной рукой он контролировал пластиковую петлю на шее у обмякшего Просящего, а другой направлял на меня вполне настоящий пистолет ТТ. Я замер, а потом, повинуясь движению его руки с оружием, сделал шаг назад. Он протиснулся в квартиру, буквально втаскивая не мелкого Просящего и не упуская меня с линии огня. Возможно я сильно поторопился, посчитав свое тело более тренированным, а эту мумию слабаком. Он нарушил молчание: “Надевай обувь и спускайся к машине. Мы все вместе сядем в лифт и ты не будешь ничего пробовать. Патроны боевые, а я стрелок-инструктор”. Он поднял ставки до предела.
Мы упаковались в лифт и это меня почти устраивало. При непосредственном контакте с объектом я могу заранее прошептать ключ и вмазать ему ладонью. Я мысленно приготовился к этому, но яркая картинка Золотого Леса из все того же мира Заграбы промелькнула перед глазами ровно на секунду и лишила меня всякого желания действовать. Мы спустились и мне пришлось сесть за руль. Он повез нас прочь из Столицы в восточном направлении и где-то через час мы остановились посреди дачного поселка. И тут я почувствовал знакомую дрожь предшествующую моменту, когда я готов Брать. Игорь загнал нас в серый покосившийся дом, без признаков жизни и щелкнул выключателем. Я ждал этого момента, когда он невольно зажмурится ожидая вспышки электрического света. Резким взмахом рубанул по запястью и засушил ему руку, вышибая оружие и… отправился в путешествие по орочьему Лабиринту Листвы. Сумбур.
Не знаю сколько времени прошло с момента как я провалился в небытие, но наш мир вернул меня лежащим все в ту же комнату, полутемную от света керосиновой лампы. Игорь сидел на единственном стуле напротив, а Просящий валялся чуть в стороне. Объект был явно не в себе, а вот с Просящим дела обстояли еще хуже. Он был раздет догола и сильно изрезан, так что местами кожа висела лоскутами. Под ним натекла огромная темная лужа и он жутко скреб по полу оставшимися тремя пальцами правой руки. Дыхание было тяжелым редким и громким и даже я понимал что он балансирует на грани. Почему-то страх и сдержанная радость возникли во мне одновременно.
Игорь заговорил своим хриплым басом. “Значит так. Вы, суки, черные риэлтеры и решили прибрать к рукам мамину квартиру. Я не понял что эта мразь бормотала про контракт, но я это и так знаю. Он мне не рассказал, но ты мне расскажешь какие бумаги у вас есть и отдашь мне все. Ему уже квартира без надобности, но ты сможешь остаться живым, даже несмотря на то что здесь видел. У меня есть способы.” Он глянул мне в глаза: “Ты же помнишь свои путешествия по неведомым мирам во снах и наяву?”
Эта фраза хлестанула меня наотмашь да так, что я даже выдавил “Да”. Выходит он знает о моих провалах!!! Как?!! Как он узнал заранее, что меня ждет Контракт и что он будет объектом?!! Даже Берущий не знает этого!
“Вы загнали меня в угол, но мама не будет подыхать на улице, роясь по помойкам. Она инвалид и ты это знаешь, пидор! Где бумаги?!” – с этими словами он резанул меня по кисти левой руки. Боль дернула руку и пропала. Я слишком часто испытывал всю прелесть истекающего Контракта, чтобы обратить на эту боль внимание, но перед глазами лежал Просящий и я по настоящему испугался. “Где??!” – страшно заорал он и полоснул выше запястья. “Закрой рот и дай мне выполнить Контракт”. Я переборол страх и резко перешел в наступление. “Ты думаешь, ты первый кого я жалею? А тебе не доводилось Брать последнюю сигарету у смертельно раненного русского пацана в военной форме, когда он одной рукой затыкает дырку в груди а другой пытается закурить?!” – я уже орал – “Ты думаешь я могу Брать то, что хочу для себя?! Ты думаешь я могу решать? Я ДОЛЖЕН брать то что мне не принадлежит!!”.
В этот момент что-то предельно изменилось в окружающем мире. Время поплыло, как воск со свечей, стены приблизились и казалось огонь лампы разгорелся до размеров факела. В воздухе возник сам собою запах сургуча и странный вибрирующий звук наполнил комнату. Легкая дрожь прошла по всему моему телу и я увидел как Просящий резко дернулся посреди кровавой лужи, страшно всхрапнул и, с присвистом выдохнув, замер навсегда. В следующую секунду Истины, полные и абсолютные, уже крушили мой мозг, как снаряды зенитной пушки рвут прямой наводкой на части старый винтовой самолет-истребитель. Каждый взрыв открывал мне часть этого пазла, а я орал и пытался не впасть в кому от этого шока. Через минуту все было кончено. Я глотал воздух пытаясь избавиться от спазма в диафрагме. Игорь смотрел на меня без испуга, скорее с интересом.
“Контракт” – выдавил я сдавленным шепотом. “Мной движет контракт”. Голос окреп и я продолжал: “У этого” – я кивнул на тело – “был Контракт с большой буквы, и я всего лишь орудие, пока Контракт не исполнен, а он не получил того что Просил. Теперь он мертв и все отменяется. Я не человек, Игорь, я – Берущий. Я имею право Брать то, что мне не принадлежит и обязанность Взять когда Контракт вступает в силу. Что-то там” – кивок вверх – ”движет Берущими и это что-то никому не подвластно”. Он слушал заинтересовано постепенно начиная понимать. “И ты тоже не совсем человек, Игорь. Ты знаешь о своем даре отправлять людей в иные или вымышленные Миры? Конечно знаешь! Ты раз за разом вышвыривал меня в Заграбу к Пехову делая меня Гарретом во сне и наяву. Ты управлял решением где я окажусь – у Слепых Стражей или в Лабиринте. Ты выбрал этот мир не потому, что Я читал книгу. Это был твой первый раз. Пехов лично был там, потому что ТЫ его туда отправил. Ты выдумал тот мир?” Я помедлил ровно секунду и увидел кивок.
”Ты представляешь, что это за Дар?! Сколько вонючих бумажек заплатит Джейм Камертон за возможность путешествовать по его новому Аватару и потом снять такое продолжение, от которого люди будут седеть и впадать зависимость? А Питер Дженсон за то, чтобы отправиться с хоббитами и кольцом в другой Мордор? А богатые придурки, пресытившиеся всем в этом мире и желающие хоть на минуту стать демиургами в иных мирах, подвластных только им? Ты стал бы рабом лампы и не дай Бог этот дар можно объяснить или воспроизвести!
Этому скоту не нужна была твоя квартира, Игорь! Он узнал про твой дар. Ему рассказал твой друг, которого ты вогнал очень давно в анабиоз своим даром после аварии, и спас от ухода за грань”. Я дал ему возможность вставить слово, но он лишь молча кивнул головой в знак согласия. “Я знаю все. Знать – это наказание Берущего за выполненный Контракт и, пока мой Долг не уплачен сполна, выбора нет.”
Я медленно сел и, не обращая внимания на пистолет, стянул с себя рубашку, пытаясь соорудить что-то вроде повязки на левую порезанную руку. Игорь молча встал и еще раз кивнул. “Ты прав” – это было последнее что он сказал прежде чем выйти так и не выпустив оружия. Я не стал пытаться вычистить ему память.

На следующий день, в субботу, после всей этой драмы, я подымался по ступеням старого, сталинской постройки дома. Вчера вечером, после моего рассказа, Игорь вышел с ТТ в руке и я отнюдь не был уверен, что его путь был проложен в сторону ближайшей электрички. Это вполне мог быть последний путь человека осознающего кто он есть и что он в себе несет. Прискорбно, но воспаленные порезы на левой руке напоминали, что я в который раз сильно ошибся в оценке людей, когда посчитал, что жизнь сломала его. Ни я ни покойный ныне ублюдок-Просящий не знали что Игорь не увольнялся, а комиссован по ранению, пройдя в офицерском звании одну из горячих точек. Мог бывший боевой офицер решиться на такой шаг, осознавая собственную опасность для этого говенного мира? Конечно мог. После того что он сделал с тем шакалом, я ни на грамм в нем не сомневался. Поэтому шел по его адресу с простой и банальной целью – убедится что его мать не лежит одна в пустой квартире готовясь помирать.
И все-таки жизнь меня ничему не учит! Бодрая тетка 66 лет, в очках напоминающих телескопы, открыла мне дверь и из квартиры пахнуло чем-то жаренным и аппетитным. “Здравствуйте, Надежда Ильинишна.” – церемонно поприветствовал я ее стараясь не рассмеяться над собственной наивностью. “Здравствуйте!” – громогласно ответила она и обернувшись завопила: “Игорь! Он пришел, так что иди сюда”. С этими словами она рысцой отправилась в кухню, откуда что-то мигом зашкворчало. Я рассмеялся и шагнул вовнутрь, пожимая руку бывшему объекту.

Подписывайтесь, ставте лайки:

https://ok.ru/group/54183109591124         Группа в Одноклассниках
https://vk.com/cuteleah                                 Группа в ВКонтакте

Первоисточник