ЦЫГАНСКОЕ проклятье

0
268
мистический история про цыганское проклятье
цыганское проклятье

 

Самая страшная история, которую я слышала, произошла с моей прабабушкой. Она передается в нашей семье из уст в уста на протяжении более ста лет. Когда в детстве я слышал ее в первый раз, я несколько ночей не могла заснуть – настолько она меня испугала. И сейчас я хочу рассказать ее. Рассказать от первого лица так, как когда-то рассказывала ее моя прабабушка. «Когда я была совсем маленькой, самым страшным, что я видела в детстве, были похороны старого цыгана. Я всегда ходила с матерью и братьями на чьи-нибудь похороны попрощаться с покойником, посидеть у гроба… В этот раз все было не так. Гроб был заколочен, и никому из немногих пришедших не дали увидеть лицо усопшего. Гроб опустили в могилу, щедро обрызгали святой водой и забросали головками чеснока.

Потом один из многочисленных внучат старого цыгана, смуглый черноглазый Илья, положил на его могилу серебряную подкову. Вся церемония проходила в гробовом молчании – никто не плакал, ни прощался с покойным. Мама вела нас домой, но перед моими глазами еще долго стояла черная пасть могилы, принявшая в себя простой деревяный гроб, заколоченный огромными кривыми гвоздями…

Время шло, времена года сменяли друг друга. Я выросла и превратилась в молодую девушку. Многие считали меня красавицей, и деревенские парни за один мой взгляд готовы были идти на край света. Но сердце мое было отдано тому самому черноглазому внуку старого цыгана, некогда положившему серебряную подкову на могилу деда. Он отвечал мне взаимностью и дело шло к свадьбе.

мистический история, про цыган и проклятие, что поможет с ними бороться

Радость мою омрачало лишь то, что мои братья, хотя и любили Илью как брата, не слишком хотели его себе в шурины. Старший брат долго и уклончиво пытался сказать мне что-то про проклятый цыганский род и разные судьбы… Но я ничего не желала слушать. Илья был для меня дороже всех на свете, и никакие уговоры не могли изменить мое решение.

Свадьбу хотели играть весной, а зимой случилась беда. Илья ушел на охоту и не вернулся. Братья искали его целый день, несмотря на метель, но не нашли никаких следов. На следующий день они снова отправились на поиски, и на следующий тоже, и на следующий… Я выплакала все глаза и в итоге смирилась, что Ильи нет в живых – замерз или дикий зверь задрал. Но братья упорно, день за днем, брали собак и отправлялись в лес на поиски. Прошла уже неделя, но они не прекращали свои отчаянные попытки найти хотя бы то, что осталось от Ильи, и похоронить его.
В солнечный день, которому суждено будет стать самым страшным днем в моей жизни, метель, наконец, улеглась. Братья вновь ушли в лес, перед уходом старший брат повторил то, что говорил мне каждое утро – не открывать дверь никому, кроме них. Я осталась одна и села у окошка, всматриваясь в даль. Прошло несколько часов, и вдруг у самой кромки леса появилась черная точка. Чем ближе она приближалась, тем четче вырисовывались контуры человеческой фигуры. Я прижалась лбом к стеклу, не веря своим глазам, которые узнавали знакомую шубу, лисью шапку, рассыпавшиеся по меху смоляные волосы… Из леса ко мне шел мой Илья – неловко шатаясь, словно пьяный, волоча за собой одну ногу. Но это был Илья: он был жив и он шел ко мне!
Я бросилась к двери, распахнула ее, все еще не веря своему счастью. Илья стоял на пороге: бледный до синевы, в забрызганной кровью рваной шубе, босой. Увидев меня, он попытался броситься ко мне, но его ноги словно примерзли к снегу. На мгновение мне показалось, что между мной и ним, на самом пороге, какая-то невидимая преграда, не пускающая Илью в дом – но это мгновение тут же захлестнула волна радости.
«Чего ты ждешь, Илья, заходи!» – сказала я, и он перешагнул порог и вошел в дом. Мгновение он стоял передо мной, словно ледяная статуя – и в следующий миг он внезапно бросился на меня, как дикий зверь. Его зубы впились мне в руку. Я закричала и попыталась вырваться, но он был стократ сильнее меня. Он повалил меня на пол, наклоняясь надо мной – и тут я увидела, что горло у Ильи перегрызено острыми волчьими зубами. Я пронзительно завизжала и провалилась в черное ничто.
Очнулась я на кровати. В доме ярко горел очаг, вокруг него сидели мои братья, а на середине комнаты лежало распростертое тело Ильи с отрубленной головой. Я заплакала, забилась, и тогда старший брат рассказал мне все, что так долго от меня скрывалось.

На всем роде Ильи лежало старинное проклятие – настолько старинное, что они и сами не помнили, когда и за что его получили. После смерти каждому из них нужно было отрубить голову, пронзить сердце, засыпать тело чесноком и положить на могилу серебро – иначе он являлся к тем, кого любил при жизни, чтобы забрать их жизнь. Вот почему братья так долго искали тело Ильи – они знали, что рано или поздно он обязательно придет ко мне.

Мы передали тело Ильи его роду, и они похоронили его по своим обычаям, рядом с его дедом. Когда гроб зарыли, я положила на свежую могилу серебряный крестик, который когда-то подарила мне мама. Вскоре я навсегда уехала из этих мест, вышла замуж, родила мужу детей – и со временем черноглазый Илья и страшное цыганское проклятие перестали бередить мою память».

Подписывайтесь, ставте лайки:

https://zen.yandex.ru/media/v_nochi           Яндекс Дзен
https://ok.ru/group/54183109591124         Группа в Одноклассниках
https://vk.com/cuteleah                                 Группа в ВКонтакте